Мақомоти иҷроияи ҳокимияти давлатии ш.Бӯстон|Пятница, Ноябрь 22, 2019
Шумо дар саҳифаи Home » Мақомот » Заметки наблюдателя

Заметки наблюдателя 

Заметки наблюдателя

Уже третий день различных СМИ идет «перетёрка» информации о нападении террористической группы на погранзаставу № 4 «Ишкобод» в районе Рудаки в 60 километрах западнее Душанбе. Нападение было совершено 6 ноября, погранзастава «Ишкобод» находится вблизи границы с Узбекистаном. По официальным данным, в нападении участвовали около 20 вооруженных людей в масках. Завязалась перестрелка, которая продолжалась около часа, 15 боевиков убиты, 5 задержаны, также с таджикской стороны двое погибших — служащий погранвойск ИззатуллоАбубакр и участковый милиционер БахромШахзода.
Произошедшее однозначно является провокацией, так как совершено в день национального праздника (6 ноября — День Конституции) и в то время, как глава государства, Основатель мира и национального единства — Лидер нации,Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмоннаходится с официальным визитом в ряде европейских стран, а также нападение последовало за известием о том, что две страны – Таджикистан и Узбекистан – согласовали проект договора о делимитации и демаркации границы, который должен быть подписан в ближайшее время.
Комментариев экспертов за прошедшие дни опубликовано немало, в том числе такие, как: «Российский эксперт по Туркестану на условиях анонимности объяснил ИА REGNUM …». Впрочем комментарии неанонимных экспертов – Дубнова, Князева, Серенко и других задаются схожими вопросами, однако выдвигая различные гипотезы.
Обобщая вопросно-выводной потенциал аналитиков в СМИ, пытаясь упорядочить фактологическую основу произошедшего, можно сформулировать логическую модель причинно-следственной связи реальных событий с учетом основных факторов: военно-тактического, политического, идеологического.
Итак,
• В идеологическом поле имеем: смена руководства Халифата (ИГИЛ), смена не мирным путем, через гибель прежнего главаря, следовательно, реваншистская мотивация в пользу поддержания имиджевой планки, тем более идеологически-политическая конкуренция с Талибаном продолжает существовать, а после разгрома в Сирии ИГИЛ собирает силы и тут неминуемы «показательные выступления». Прорыв вглубь Таджикистана с попыткой терактов, да еще вблизи границы сопредельного государства – безусловноимиджевая попытка, даже если заведомо безуспешная. То, что 100 км продвижения на машинах заняли 3 дня, говорит о крайне осторожном передвижении, скорее всего преимущественно по ночам: террористы имели цель как можно дальше продвинуться вглубь территории, возможно по пути брали заложников (отсюда, возможно, и наручники на отдельных трупах убитых на погранзаставе).
• В политическом плане, о чем говорят некоторые эксперты, стоящие ближе к военным, атака скорее является частью более широкого плана. Так,член ассоциации группы антитеррора «Альфа», подполковник А. Попов отметил, «судя по тому, как развивались события, второй целью нападения могла быть проба сил, разведка боем. Боевики посмотрели реакцию, отработали возможные направления движения… это была подготовка чего-то большего, чем сам этот инцидент. Третья возможная цель, которую преследовало «Исламское государство» ‒ это поддержание имиджа этой организации как действующей структуры, чтобы порадовать ее спонсоров, привлечь дополнительные средства и вербовать новых сторонников».
• В военно-тактическом плане – с одной стороны, диверсионное задание группы террористов, направленное на проникновение вглубь территории стран, сверхконспирация проникновения и передвижения – уже само по себе говорит о присутствии внешней силы (для такой подготовки боевиков, взаимодействии внутри группы в течении продолжительного времени необходима предварительная развед-тер-подготовка, а значит у них были инструкторы с конкретным планово-программным базисом, предполагающим принадлежность обучающей стороны к каким-то регулярным спецформированиям в статусе иноагента.
С другой стороны, к чести таджикских спецслужб, видимо передвижение боевиков с какого-то момента было обнаружено и отслеживалось и готовность погранзаставы, принявшей бой с минимальными жертвами со своей стороны и максимальным уроном среди нападавших — также следствие слаженности таджикских служб безопасности и охраны границ.
Что же касается откровенно провокационных «экспертных» мнений (есть и такие), как бы написанных под заказ с попыткой реанимировать пустую говорильню о «безгрешности» террористической экстремистской организации «Партия исламского возрождения» («ПИВ»), или рассуждающих о «дырявости» центральноазиатских границ, то они очевидно выдают «заказчиков», явно мечтающих о дестабилизации в регионе. Что ж, «заказчикам» придется мириться с потерей тергруппы почти полностью уничтоженной в первом же бою (а сколько средств на подготовку зря потрачено!) и, наконец, начать понимать, что Таджикистан, как и другие государства Центральной Азии, готов к отражению террористических атак и идеологических диверсий идеологически, политически и военно-стратегически.

Наим Амиров

Шарҳ диҳед